Четверг, 3 декабря, 2020

Ужин Courvoisier в доме Наркомфина


Telderi

Ужин Courvoisier в доме Наркомфина

Денис Симачев, Светлана Бондарчук с мужем Сергеем Харченко

Москву накрыла вторая волна, в связи с чем ее жителей обуяли двоякие чувства: одновременно паники и жажды жизни. Под лозунгом “как в последний раз” регулярно проводятся вечеринки и театральные премьеры — и все, кажется, никак не закончатся.

Вслед за Собяниным, ВОЗ и, наконец, просто исходя из здравого смысла не устану повторять: часто нам всем стоит просто посидеть дома. Поэтому пора выбрать свою “последнюю вечеринку” и проявить благоразумие, выбрав аскезу.

Моим финальным увеселением стал ужин Courvoisier. Ответственность, как вы понимаете, большая, но надежды мои были оправданы сполна. Во-первых, дом Наркомфина. После реконструкции здание выглядит совершенно в духе известного сериала “Оптимисты”, даром что из больших окон просматривается высотка МИДа.

Елена Замятина

Елена Замятина

Светлана Бондарчук

Светлана Бондарчук

Во-вторых, безопасность. Мы оказались в странном мире, и многие привычные ритуалы сегодня выглядят “все чудесатее и чудесатее”. Welcome-drink сервировали прямо у стойки с тестами на коронавирус, лишь по прохождении которых гостей приглашали внутрь. Это превратилось в интересный аттракцион. Кто-то ехидничал об их недостоверности, кто-то с волнением ожидал результата. “Наконец мужчины узнают, что мы чувствуем, ожидая второй полоски”, — с победными нотками в голосе заявила стоявшая рядом со мной девушка.

Антон Красовский

Антон Красовский

Ксения Дукалис

Ксения Дукалис

Антон Криворотов

Антон Криворотов

Пройдя это необходимое чистилище, я оказалась в помещении, которое удивительно прямолинейно напоминало райский сад. Усилиями студии Lupine несколько этажей Наркомфина были увиты разнообразной зеленью, которой так не хватает усталым москвичам. Пара коктейлей на основе заявленного в приглашении коньяка — и кажется, даже самые одичавшие за лето гости вспомнили искусство светской беседы. Говорили обо всем, кроме, собственно, той чумы, которая на нас свалилась. Это стало в некотором роде дурным тоном — никогда не знаешь, насколько болезненно отреагирует твой собеседник.

Известный московский меломан Михаил Борзенков ставил что-то бесконечно модное. “Ветлицкую давай!” — крикнул кто-то из гостей, очевидно, не выдержав выверенности и элегантности происходящего. А происходило все действительно довольно чинно. После того, как к вечеринке присоединилась Света Бондарчук (негласный знак), стало ясно, что можно начинать.

Светлана Бондарчук

Светлана Бондарчук

Григорий Масленников, Наталья Белоногова, Светлана Бондарчук с мужем Сергеем Харченко

Григорий Масленников, Наталья Белоногова, Светлана Бондарчук с мужем Сергеем Харченко

“Это сейчас до полуночи может растянуться!” — с изумлением разглядывая меню из десятка подач, протянул мой сосед по столу. Я же подумала, что если придется каждое блюдо сопровождать фирменным коктейлем, до полуночи я могу как раз не дожить. Главное — отвлекаться, думала я и решила прислушиваться к происходящему в центре зала. Там властвовал Геннадий Йозефавичус, король гастрожурналистики и веселого конферанса.

Геннадий Йозефавичус

Геннадий Йозефавичус

Денис Симачев

Денис Симачев

Григорий Масленников

Григорий Масленников

Светлана Бондарчук и Сергей Харченко

Светлана Бондарчук и Сергей Харченко

Елена Замятина

Елена Замятина

В этот раз он был призван сопровождать каждое блюдо некоторым затейливым пояснением — на тарелках действительно было причудливо, и не всегда угадывалось что: то ли капуста, то ли паштет. Но неизменно достойным было и то и другое. Геннадий подошел к задаче, как всегда, ответственно, и в какой-то момент происходящее стало напоминать показ моделей на Кузнецком Мосту: помните известное “перед вами двубортный костюм”? Разве что речь на этот раз шла о вариациях не ткани, а вкусов.

Ариан Романовский и Юлия Пош

Ариан Романовский и Юлия Пош

Ужин Courvoisier

Ужин Courvoisier

Ужин Courvoisier

Ужин Courvoisier

Источник

Telderi

Добавить комментарий

двадцать − 8 =